Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: личная шиза (список заголовков)
21:01 

Двое немых, или как я бессовестно лгал самому себе

Название: Двое немых, или как я бессовестно лгал самому себе
Фендом: Гарри Поттер
Автор: Dany Targarien
Бета: ŧFrau Kelayŧ
Пейринг: Римус Люпин/Сириус Блэк
Размер: Мини
Рейтинг: NC-17
Жанр: Ангст
Описание: Кто знает, что или кто может поджидать вас в Визжащей Хижине?;)
Предупреждение: Слэш. Зоофилия.
Дисклеймер: Роулинг всегда права! Это правило! Но из правил всегда бывают исключения…

Пролог

"Нет... этого не может быть... это просто невозможно... я, наверно, сплю... Сириус... как же так?.. нет... нет!.. НЕТ!!!"
Не знаю, откуда у меня взялись силы и какая была мотивация, но даже с такими мыслями в голове я смог удержать Гарри, хотя какая-то часть моего сознания требовала, чтобы я немедленно его отпустил и позволил сделать все, что он захочет или же самому броситься за эту проклятую арку. Как будто со стороны, я услышал свой голос:
- Ты ничего не можешь сделать, Гарри... - я и сам это прекрасно понимал.
- Помогите ему, он ведь только что был здесь... спасите его!..
- ... слишком поздно, Гарри...
- Сейчас мы его вытащим...
Гарри начал вдруг извиваться еще более яростно, но я никогда не слыл слабаком и удержал его.
- Ты ничего не можешь сделать, Гарри... ничего... - к горлу вдруг подступил ком. - Его... его уже не вернуть.
- Неправда! - зарычал парень.
Как мне тогда хотелось выпустить его и пуститься вдогонку за Беллатрисой, но Гарри мог натворить глупостей, и я не позволил себе этого сделать. Внезапно на меня нахлынули воспоминания.

Глава 1

Впервые я увидел Сириуса на платформе 9 и 3/4, в первый свой хогвартский день. Никогда не забуду, как тогда волновался: Дамблдор проявил поистине безграничную доброту и доверие ко мне, приняв в школу, так как уже тогда я был оборотнем. Сириус стоял со своей семьей, но в то же время создавалось впечатление, что он старался держаться особняком. В поезде мы оказались в одном купе. Чуть позже к нам присоединился Джеймс, и зашел разговор о Распределении. Сириус сказал:
- Вся моя семья училась в Слизерине.
- В Слизерине?! - презрительно переспросил Джеймс. - А ты мне показался нормальным человеком...
- А куда хочешь ты? - спросил тогда я.
Джеймс поднял невидимый меч.
- Гриффиндор, славный тем, что учатся там храбрецы! - процитировал он.
- Кстати, возможно, я нарушу семейную традицию, - мрачно усмехнулся Сириус и погрузился в свои мысли, больше не участвуя в разговоре.
Шляпа распределила нас всех на Гриффиндор. В школе к нам в компанию добавился Питер, просто фанатевший от Джеймса, который был только рад порисоваться перед кем-нибудь, и, в итоге, мы стали ближе общаться с Сириусом. Я узнал, что у него вся семья помешана на чистоте крови, а его самого просто тошнит от этого, и он рад, что дружит с такими людьми, как мы. У меня после этого проскользнула мысль, так бы он говорил, если бы узнал, что я оборотень? Но оказалось большой неожиданностью, что друзья не отвернулись от меня после того, как узнали об этом. Они все прекрасно поняли и даже стали анимагами ради меня. Через несколько лет Джеймс стал ухлестывать за Лили Эванс, и мы с Сириусом стали проводить еще больше времени вместе. И вот настал день, который я никогда не забуду. Это был день моего, так сказать, "цикла".

Глава 2

Джеймс отправился с Лили на очередное свидание в Хогсмид, и именно тогда я понял, почему мне не нравилось, что они были вместе: меня не интересовали девочки. Почему-то я осознал это именно в тот момент... Мне было чуть ли не противно заставать некоторых парочек, целующихся в укромных (а иногда и не очень) местечках. Так как Джеймс снова был вне досягаемости, Сириус зашел ко мне в комнату и предложил прогуляться по территории замка. Мы шли и разговаривали о всякой повседневной ерунде, как вдруг он взял меня за руку. Я удивленно посмотрел на него, но руку не отдернул и услышал тихий вздох облегчения. Так мы и пошли дальше. Вдруг он сказал:
- Джеймс просил передать, что вряд ли он сегодня пойдет с нами... Полагаю, причина этого сидит с ним сейчас в какой-нибудь романтической кафэшке и слушает его бесконечные излияния о том, какой он блестящий игрок в квиддич или что-то в этом роде...
По его тону я с удивлением понял, что не мне одному неприятны их отношения. Только интересно, какая же причина была у Сириуса? Тот же, тем временем, продолжал:
- Питер сказал, что тоже не сможет. Все бормотал что-то насчет горы домашних заданий. Выходит, сегодня только я с тобой буду...
- Сириус, а может, не стоит?.. Это слишком опасно... Ладно еще, когда вы с Джеймсом. Вместе вы можете удержать меня в случае чего, а так...
Он остановился. Я тоже. Вдруг я обнаружил, что он стоит ко мне совсем близко, я чувствовал его спокойное дыхание. Он проговорил тихо-тихо:
- Ты... ты так боишься за меня, это так... трогательно. - Его губы внезапно коснулись моих, и я впал в ступор. Я не знал, чего хочу: оттолкнуть его или же позволить продолжать. Не могу сказать, что думал о нем, как о подходящей кандидатуре, мне больше нравился Снейп, мимо которого мои друзья не могли пройти спокойно и всячески издевались над ним, а я, к своему стыду, не мог помешать им. Все же я тогда подумал, что он мне не подходит и мягко отстранил. Сириус избегал смотреть мне в глаза. Я понял, что нужно что-то сказать, но не нашел ничего лучше:
- Сириус... прости, но... я люблю не тебя, - как я потом жалел, что сказал это!
- Нет... это ты меня прости... я не должен был этого делать, не спросив... вот так... Ты позволишь мне сегодня быть с тобой там?
- Ну... если так уж хочешь...
- Спасибо! - тут же расцвел Сириус.
Вечером он все еще смущался по поводу своего этого порыва, но я вел себя так, будто ничего не произошло. Мне, если честно, вообще не до того было. Все тело жутко болело - верный признак скорого превращения. Когда мы дошли до места, луна начала показываться из-за гор. Я почувствовал, как конечности заболели еще сильнее и стали видоизменяться: руки стали вдвое длиннее, ногти стали когтями, я увеличился в росте, но разум пока еще сохранялся. Я взглянул на Сириуса и увидел, что он и не думает превращаться, а с каким-то благоговейным ужасом и восхищением наблюдает за мной. Из последних сил я крикнул:
- Сириус!!! Превращайся скорей! - после этого мне отказал и разум. Теперь я был животным, но следующее свое деяние я запомнил во всех красках.

***

Я вижу человека... от него веет страхом, ужас парализовал его, он знает, что нужно немедленно бежать. Далеко. Но он уже не сможет этого сделать... Я подбегаю к нему и, наконец, понимаю, чего мне так не хватало последние месяцы. Я смотрю на это испуганное существо, трепыхавшеся, пытающееся что-то сделать или сказать, и меня охватывает жгучее, невыносимое желание. Я бросаю это жалкое, слабое недоразумение на пол и начинаю сдергивать с него какие-то тряпки. Закончив, я любуюсь его красивым телом, потом разворачиваю спиной вверх и рывком вхожу в него. Он стонет от боли, что еще больше распаляет меня. Он кричит, царапает пол ногтями, извивается, пытаясь вырваться, но я крепко держу его. Моему звериному существу плевать, как чувствут себя это человеческое отродье. Вся шерсть уже свалялась и взмокла от соприкосновения с этим мягким, податливым и таким желанным телом. Наконец, мои движения стали еще резче и глубже. Его крики прерываются. Должно быть, он теряет сознание от боли. Достигнув наивысшей точки наслаждения, я изливаюсь в него с воем, который, наверно, услышали в замке...

***

Когда я пришел в себя и открыл глаза, первое, что я отметил - луна скрылась. Теперь целый месяц отделял меня от следующего кошмара. Внезапно я с ужасом осознал, что сейчас натворил. "А, может, это был сон?" - проскользнула нелепая мысль. Но, приподнявшись, найдя палочку, прошептав "Люмос" и взглянув на Сириуса, я отогнал ее. Он выглядел ужасно: все ногти на руках у него были стерты, а из ануса текла кровь вперемешку с моей спермой. В сознание он так и не пришел.
- О боги!.. - вырвалось у меня.
Кое-как одев в разорванную мной одежду, я попытался привести Сириуса в сознание. Он застонал и открыл глаза, пытаясь сфокусировать на мне взгляд. После нескольких тщетных попыток ему это удалось, и я, места себе не находя, сказал:
- Ох, Сири... прости меня! Я... я не знаю, что на меня нашло...
- Рем, - перебил он еле слышно, но я тут же умолк, - не извиняйся, - у меня потихоньку глаза на лоб полезли. - Я сам виноват... нужно было сразу превращаться. Давай забудем, что сейчас произошло.
- Сири... я так не могу... Что мне сделать для тебя во искупление своей вины?
- А что ты можешь сделать? - вопросом на вопрос ответил он. В его глазах я увидел какой-то странный блеск, но может, это виноват неверный свет волшебной палочки?
- После того, что я натворил... я.. думаю... - замялся я и, собравшись, выпалил на одном дыхании. - Я буду с тобой, если после произошедшего ты все еще хочешь... этого... - мой голос сошел на нет.
Сириус засмеялся. Смех этот звучал еще более жутко оттого, что было видно, какую боль ему причиняет всякое напряжение мышц.
- Нет, Рем, что ты, не надо ради меня идти на такие жертвы, - с этими словами он встал, несмотря на боль, и ушел, не издав больше ни звука. А я еще долго сидел в Хижине, чувствуя, что упустил кое-что очень важное...

***

После сей разыгравшейся ужасной сцены я постоянно при первом же удобном случае просил у Сириуса прощения за это, но он игнорировал меня. В итоге, мне это тоже надоело. Был уже конец нашего седьмого, последнего года обучения, и, сдав экзамены, мы все разошлись по своим дорогам, изредка навещая друг друга. И вот, буквально за несколько дней до смерти Джеймса и Лили, мы пересеклись с Сириусом в Косом переулке. Я предложил зайти в кафэ, на что он, к моему удивлению, согласился. Я заказал себе кофе, он - какой-то крепкий напиток, названия которому я не знал. Я проговорил:
- Сириус, скажи, тебе не кажется, что все пора забыть и начать новую жизнь? Поверь мне, я очень раскаиваюсь в содеянном, но не могу ничего сделать, кроме как искренне извиниться, что я уже делал Мерлин знает сколько раз!! Сири... - он вздрогнул, когда я так назвал его. - Мы... мы не могли бы все вернуть? Мне тебя так не хватает, я очень жалею, что отказал тебе тогда, просто... это было слишком уж неожиданно, но после... - я замялся, тщательно подыскивая слова, - после того происшествия я постоянно думал об этом. И если у тебя ко мне что-нибудь осталось, я прошу тебя... дай мне еще один шанс.
Во время моего этого монолога Сириус успел опрокинуть кружек пять, и сейчас он первый раз за время после того случая смотрел мне прямо в глаза. Он глубоко вздохнул и ответил после довольно-таки продолжительной паузы:
- Ты думаешь, мне было легко все это время? Тебе не за что извиняться, во всем виноват я и только я, но других прощать легче, чем себя. Во время тех пауз, в течение которых ты тщетно ждал моего ответа на твои извинения, во мне переплеталось столько чувств и эмоций, что я никак не мог понять, что из моих суждений правильно. С одной стороны, тебе не за что было извиняться, с другой стороны, в моей памяти всегда невовремя всплывали ощущения той... ночи, я чувствовал, что поступаю несправедливо по отношению к тебе, также в голове постоянно крутилась навязчивая мысль, какого черта я ушел тогда, морально оттолкнув тебя и не дав еще один шанс. А теперь ты дал мне еще одну почву для размышлений: что ты будешь думать обо мне после всего этого, что я высказал тебе... - его голос предательски дрогнул и затих.
Я сидел, не зная, что и сказать. Он так тщательно скрывал все это. Я знал по себе, что не смог бы так долго бороться один на один с собой и обязательно рассказал бы кому-нибудь про то, что меня мучило. Но все, что рассказал Сири, наоборот, навело меня на мысль, что он сейчас как никогда нуждается в поддережке, что это мой последний шанс, нежели оттолкнуло меня от него. Я сказал:
- Неужели нельзя было сразу об этом рассказать? Зачем нужно было скрывать все от меня? Неужели ты допускал мысль, что из-за этого я отвернусь от тебя? - он смотрел на меня очень странным взглядом, и сложившаяся ситуация неожиданно начала меня забавлять. - Сириус, да как ты мог подумать, что из-за такой ерунды я отрекусь от тебя?! - меня от облегчения начал разбирать смех. - Неужто ты не понял за время того, как я ходил за тобой хвостиком, что я люблю тебя!! - мой голос сорвался на крик, и все кафэ теперь слушало только нас, но мне было все равно: я чувствовал себя самым счастливым человеком на всем белом свете. Я закричал:
- Да, все слышали? Я ЛЮБЛЮ ЕГО!!!
Сириус вскочил и вывел меня прочь. Оказавшись на улице, я взглянул на него и увидел огонек в глазах, появляющийся у него обычно во время затевания очередной школьной проказы. Мы глядели друг на друга где-то наверно минут пять, а потом как начали безудержно смеяться! Прохожие удивленно оглядывались, но нам было глубоко фиолетово на всех: ринувшись друг к другу, наши губы встретились в страстном поцелуе. После этого мы больше никогда не расставались. Как мне было приятно найти человека, с которым можно было поделиться абсолютно любой мыслью, абсолютно любым желанием. Он любил меня и понимал, как никто другой, но теперь он ушел и...

Эпилог

Ощутимый толчок в грудь привел меня в чувство.
- Гарри, стой! - воскликнул я, но парень воспользовался тем, что я ослабил хватку, и успел вырваться.
- ОНА УБИЛА СИРИУСА! - закричал Гарри, а я краем глаза увидел, как Беллатриса подбежала к выходу из комнаты. - ОНА УБИЛА ЕГО - А Я УБЬЮ ЕЕ!!
Я усмехнулся про себя, мельком поразившись спокойствию, царящему в моем сознании: "Ну нет уж, парень, если кто и убьет ее, то точно не ты". Оттолкнув Гарри в сторону так, что он, ударившись головой, потерял сознание, я устремился вперед.

11. 09. 2009

@музыка: Умка - Низкий старт

@темы: Личная шиза, Рассказы\фанфики

20:55 

Танцуй!!

Итак, что-то сегодня захотелось мне, наконец, восстановить истинное авторство, ибо меня нагло в свое время сплагиатили: www.diary.ru/~kanalya/p116725949.htm Никаких лучей добра этому плагиатору :( Итак.

Танцуй!!

Костер еле теплился, но так окружающий нас лес казался только загадочнее, волшебнее и страшнее. Кому-либо было просто лень подкинуть хворост. Осмотрела присутствующих: кто-то полулежал, как я, кто-то сидел и смотрел на догорающий костер, а кто-то слушал пение и игру на гитаре девушки из нашей компании. Я прислушалась. Этой песни я не знала, но проигрыш меня заворожил. Особо вслушаться не удалось, мне хотелось спать, внимание сосредоточить было невозможно. Я только уловила, что песня была про ведьму. Не прошло и несколько строчек, как я уснула и увидела очень странный сон.
***
Тот же лес, то же место, только никого нет вокруг. Хотя… За деревьями мелькают блики от костра, и виден чей-то силуэт. Мне было холодно, костер затух окончательно, было только непонятно, почему ребята не разбудили меня?... Я двинулась по направлению к теплу и к живой душе, хотя понимала, что это опасно. А стоять одной в темном лесу не опасно? С самим лесом (а может, со мной?) было что-то не так: пока я шла, слышался смутно знакомый красивый проигрыш и начало песни: «Как у ведьмы четыре крыла, платье до пола, ой, до пола!..» Дойдя до источника тепла, остановилась, чтобы меня не было видно, пытаясь рассмотреть человека. Это оказалась девушка в простеньком, старом платьице, как будто не из нашего времени, а века эдак из XVII. Оно действительно было «до пола». Выглядела эта девушка странно, но на удивление гармонично с окружающей обстановкой. Я подалась немного вперед, чтобы рассмотреть ее лицо и случайно наступила на хрустнувшую ветку. Она тут же вскинула голову, посмотрела прямо мне в глаза. Я будто провалилась в бездну. Несмотря на то, что освещение было более чем скудное, в ее глазищах я увидела себя. И видела все четче и четче, потом поняла, что она приблизилась. И улыбнулась. Странно так улыбнулась, склонив при этом голову чуть набок и распахнув еще больше свои и так на пол-лица глаза. Теперь создавалось впечатление, будто она то ли оценивает меня, то ли приглашает сесть поближе. А может, и то, и другое? Я стояла ни жива, ни мертва, еле выдерживая этот спокойный взгляд, с огоньком безумия в глубине. А они у нее были глубокие… И очень уж не вязались с внешним обликом: это были глаза прожившего целую жизнь. Как же она была красива!... Не кукольной красотой, которую нам навязывают, а своими невяжущимися друг с другом чертами лица, угловатой фигурой. Девушка развернулась и пошла обратно к костру, не сказав мне ни слова. Я не знала, как себя вести, какой поступок будет правильным: если я уйду, с одной стороны невежливо (я не знаю, грозит ли что-то моей жизни, а говорю - невежливо!), а с другой – остаться и пройти, когда не приглашали. И вообще, откуда я знаю, что от нее можно ожидать? Что вообще такая миловидная девушка делает одна ночью в темном лесу? Но почему-то мне она внушала доверие, точнее, присутствовала уверенность, что ничего плохого мне точно не сделает. Я осмелилась сделать пару шажков вперед. Ноль эмоций. Прошла к костру и вытянула вперед ладони, ожидающие тепла уже долгое время.
- Что ты здесь делаешь? – мой голос зазвучал неожиданно даже для меня.
Она развела широко руки, вдохнула восхитительный запах леса и костра:
- Живу.
Голос у нее был глубокий и мелодичный, но нельзя сказать, что низкий. Именно такой, неподходящий к ней, но эта девушка совместила в себе все невяжущееся, поэтому звучание ее голоса не оказалось для меня неожиданностью.
- Как, прямо здесь?
- Ну да. А что тебя так удивляет?
- Почему ты не заговорила со мной? – в конце концов, это меня интересует куда больше.
- Захотелось посмотреть, какой жизненный путь выберешь.
Я не совсем поняла, к чему она, но не стала уточнять. На протяжении примерно часа (мне так показалось) у нас продолжались разговоры такого рода: я задавала обычные вопросы, а она ухитрялась на них обескураживающе отвечать. У меня почему-то создавалось ощущение, что наш разговор сейчас играет очень важную роль в моей жизни. Не тема разговора, не смысл, а… сам процесс. Каждая интонация в голосе, каждый совершенный мною или ею жест, казалось, что-то меняли в моей дальнейшей Судьбе. После того, как беседа себя исчерпала, я, поддавшись какому-то внезапному наплыву эмоций, спросила:
- Кто ты?
- Ты до сих пор не поняла, что это неважно? Что неважно все, о чем мы сейчас здесь говорим, а важность в самом происхождении всего этого. На протяжении всего времени чем ты во мне любовалась, что тебя ужасало или восхищало?
Надо же, все она видит!
- Повадки, манеры, голос… - начала было я и тут же поняла.
- Но все же, кто ты?
- Неугомонная! – засмеялась она. Сейчас в мою грядущую жизнь подбавилось радости. – Ведьма я!
И пустилась в дикий, отдающий безумием пляс, рисуя каждым жестом мою жизнь. Где-то на краю сознания я услышала: «Танцуй, ведьма! Танцуй!!»
***
Пробуждение было весьма резким и не самым приятным. Сердце готово было выпрыгнуть из грудной клетки. В ушах все еще звенело эхом последнее «Танцуй!!», а перед глазами стоял последний кадр сна (а сна ли?): брошенный ею взгляд через плечо на меня. Ведьма… Вот и понимай ее, как хочешь. Хотя, мне кажется, я поняла. Только нужно поосторожнее теперь с этим пониманием…

@музыка: Мельница - Ведьма

@темы: Личная шиза, рассказы\фанфики

Записки на манжетах

главная